Кто такой хороший родитель?

Одна из моих радостей на семинарах начинается со слов — "ну а теперь хорошая новость" — "когда ребенок после того, как вы приходите с работы, начинает вредничать, а бабушки и няни при этом, строго качая головой, говорят "пока тебя не было — все было хорошо" — это чудесно — ребенок позволяет с вами "выдохнуть напряжение".

Это говорит о том, что он вам доверяет. Вы — чудесный родитель. Когда ребенок только вам может пожаловаться и доверить что-то тайное, тяжелое и плохое, может расплакаться у вас на руках — чудесно — он чувствует, что вы взрослый и сильный, и на вас можно опереться. Когда ребенок позволяет себе сказать именно вам — "я тебе ненавижу!" — больно, но оч важно помнить — ребенок "так" может позволить себе сказать только тому, в чьей любви уверен. Это хорошая новость.


Практически у всех нас, не зависимо от того, что написано в наших трудовых книжках, есть страх быть "плохим родителем".
…Психологи и доктора знают, что родители редко говорят правду на приеме — не потому, что хотят что-то утаить, а часто из чувства вины и страха подтвердить свой собственный страх "быть плохим". Этот страх мешает нам видеть реальность. Он заставляет нас суетиться, тревожиться, заслуживать, угождать, осчастливливать. Он мешает нам увидеть себя Взрослыми. Мешает успокоиться. И мешает увидеть истинные чувства наших партнеров, и состояние, и потребности наших детей.


За 16 лет практики я не встречала "плохих родителей". Уставших, травмированных, испуганных, озлобленных, "не выросших" — да. Практически за каждым действием и шагом таких родителей стояла любовь — такая же испуганная, уставшая, запутавшаяся, незрелая, тревожная. И с детьми — маленькими и совсем взрослыми — мы учились видеть эту заботу и любовь. И принимать в ней то, что было самым цельным и зрелым. Я верю в то, что дети сами себе выбирают родителей. Вместе с уроками и травмами, которые именно эти самые лучшие родители могут своим самым лучшим детям предоставить. 


Страх быть плохим родителем — начинается со страха быть плохим вообще, в любой роли. Быть не принятым, отвергнутым, обесцененным, не нужным. Доказать своим папе или маме, свекрови и свекру, мужу или жене. Бывшим партнерам. Доказать себе самому — что "меня можно любить". Ведь хороших любят. 


"Хороший родитель" — точнее, тот кто пытается доказать себе, что он хороший — 
За счет успешности ребенка подпитывает свою самооценку.
Компенсирует свою неуверенность подарками.
Часто мечется между стилями воспитания.
Жертвует своей жизнью и реализацией ради ребенка — Когда родитель вкладывает свою жизнь в ребенка — ребенок ему должен жизнь. Это очень серьезно.
Переполняет жизнь ребенка "развивающими занятиями", боясь что-то упустить и опоздать…
И боится. Боится. Боится.
Испытывает вину… За все. За болезни, капризы, кризисы…
Все время пытается развиваться (беря количеством книг, семинаров, тренингов, а не глубиной погружения).
Суетится.
И ждет от ребенка успехов, становясь контролером — "продолжением школы" — ведь если мой ребенок плохо учится, я — "плохой родитель" .
Боится, что кто-то может быть лучше, точнее, ребенку с кем-то может быть лучше — и "сдает" свое место — роль МАМЫ, например, няне, бабушке, воспитательнице, учителю. 
Перестает радоваться и получать удовольствие от общения с собственными детьми и испытывает от этого еще бОльшую вину и страх оказаться "плохим родителем" 

Дети иногда проживают кризисы, иногда лентяйничают, дерзят, болеют, иногда воруют и врут, ошибаются, матерятся, получают двойки, мастурбируют, плачут, дерутся — у самых лучших родителей. И что важно — вырастают часто в очень хороших Взрослых. это хорошая новость

Ребенку не нужен наш перфекционизм. Ему нужны мы — живые — естественные — развивающиеся — любящие — разные. Позволяющие себе и им ошибаться. Осознающие свое незыблемое место: 
"Я — самый лучший родитель для своего самого лучшего для меня ребенка. Это мой трон. И я устойчиво всей попой на нем сижу. Я иногда уставший лучший родитель, иногда сердитый лучший родитель, иногда грустный лучший родитель. Я именно тот родитель, который нужен и которого выбрал этот самый лучший и любимый ребенок." Это не снимает с нас ответственность за нашу осознанность, постоянное развитие и "углубление".
Ребенку безопаснее и спокойнее с родителем, который "всей попой сидит на троне". 

Мы же знаем, что для ребенка не так важно — сколько времени, денег и сил мы в него вкладываем, а то, на сколько мы в это время в контакте с ним и с собой. Не так важно, когда мы вышли на работу, сколько кормили грудью, сколько песен и стихов выучили, сколько стран показали — важно ощутил ли ребенок рядом с нами безопасность, радость, нежность, силу, близость. Важно — на сколько мы позволили себе и ему быть Собой. 

Если бы у ребенка был медальон с нашей фотографией — образ, который у него остался из детства — какая это была бы фотография — мы радостные, озабоченные, сердитые, уставшие, держащие дневник, половник? 
У нас всегда есть возможность вспомнить — Что бы ни происходило — мы самые лучшие родители у самых лучших для нас детей. И нас можно любить. Просто так.

Автор: Светлана Ройз


Детский психолог